pvt Joker (haeldar) wrote,
pvt Joker
haeldar

Categories:

Я обещал часть вторую критики - так вот она

Про то как Тим Тарлитх оказался либеральнее либералов и коммунизднутее коммунистов

Начало было положено здесь

Обращаемся к цитате из Знатока Гистории Российской и Светила Правой Мысли™ -

Давайте порассуждаем. Будучи крепостным, крестьянин был орудием производства, наравне с тягловым скотом и инструментом. Соответственно, все вопросы, связанные с работой и обеспечением, за него решал барин либо управляющий. Морить крепостных голодом, истязать их и т. п. - абсолютно не интересах собственника. Салтычиха и ей подобные персонажи - редкое исключение, категорически осуждавшееся самим обществом. Посудите сами - вы же не будете колошматить системный блок своего компьютера? Соответственно, за несколько поколений крепостной крестьянин банально обленился. Он знал, что вся забота о нем - на плечах барина. Сломается инструмент - к барину. Барин новый выдаст. Околела лошадь - опять же к барину. Голодный год - снова к барину. Барин/управляющий оказались "системой одного окна" старой России. Крестьянину, по сути, требовалось лишь работать - все остальное решалось помимо него. Именно поэтому свобода для него стала тяжелейшим ударом.

Лихто-то как! камрад Шевяков поет арию либералов и "краснопузых", причем из числа наиболее махровых. "Крестьянин был орудием производства" - это что-то новенькое в теории и практике крепостного права в России. Орудиями производства вообще-то были 1) земля 2) сельско-хозяйсственный инвентарь. Крестьянин был ко всему этому прикреплен и обязан рабоать, часть времени - на себя, а часть времени - на дядю.
"Орудие производства" - это раб. Крепостное право - это НЕ рабство, не форма собственности, а повинность. Кстати есть и этимологические различия. В античное рабство попадали по преимуществу военнопленные (реже - разорившееся должники, хотя власти регулярно принимали законы против порабощения гражданина гражданином ), в Америку негров везли аж с другого континента - то есть рабами становились практически всегда чужие. Крепостное право VIII-XIX веков возникло как финальная стадия эволюции системы феодальных повинностей, то есть закрепощали своих.

За исключением этих самых повинностей русский мужике был вполне самостоятельным агентом тогдашнего куцего рынка. Внутри поместья всегда различалась барская запашка, барские угодья (леса, луга, водоемы) и земля мъра - общины. И то и другое обрабатывали одни и те же мужики, но в одном случае они работали на помещика ("барщина") и работали, естесственно помещичьим инструментом и при помощи помещичьего скота, а в другом - вполне самостоятельно вели свое хозяйство своим инвентарем и сами заботились о реализации того что выросло. Существовал также вариант при котором крестьяне на помещика не работали совсем, а повинности взымались уже деньгами, или долей в собранном урожае ("оброк") Рыночная статистика для того времени почти всегда различает долю сельскохозяйственной продукции крестьянских и помещичьих хозяйств .

Например у Ковальченко данные о валовом сборе хлебов для начала 50-х гг XIX века
Помещичьи хозяйства - 45,2 млн четвертей
Крестьянские хозяйства - 153,4 млн четвертей

Или вот такой пример - перед самой отменой крепостного права многие помещичьи хозяйства уже пытались перестроиться на псевдорыночный лад, и весьма распространенной стала практика найма своих же собственных крепостных - то есть помимо барщины крестьянин опять шел и работал в хозяйстве помещика - но уже за деньги

Зимой жизнь в русской деревне по вполне понятным причнам замирала. Для всех, кроме "ленивого" мужика, который в этот период нередко получал у помещика паспорт и отправлялся "на оброк", едва ли не за 1000 верст от родного дома. В данном случае к "оброку" как к повинности в пользу барина это не имеет никакого отношения - крестьянин шли добыть еще денег и предложить свои рабочие руки там где они были нужнее - на мануфактуру, к примеру ("сезонные рабочие"), или занимались извозом в городах и по дорогам - "ямам". Иные, если удавалось договориться с барином, вообще отрывались от земли и целыми деревнями осваивали ремесленное производство какой-нибудь продукции. Другие становились натуральными акулами рынка -

У графа Шувалова был крепостной - миллионер, гонявший торговые суда по Балтике. У Тургенева описан другой оборотистый мужик, державший под 300 дес. земли в аренде - очень, кстати, не хотевший в связи с этим на волю: за барином он - как за каменной стеной, а станешь "свободным" - чиновники оберут до нитки.

Были даже крепостные крепостных. Когда пишут что "крепостной человек дворянина такого-то имел несколько деревень" - так вестимо эти деревни не пустые стояли. Причем таким правом наделяли только крепостных, ибо государственные и иные категории независимых от помещика крестьян не несли обязанностей по рекрутским наборам, поэтому им подобыное не позволялось

Вот так-то.

Понятно что не все крепостные могли стать судо - и десятиновладельцами, если все в государстве будут богатыми и независимыми - то кто ж работать будет? Но! с точки зрения развития капитализма в России получался парадокс.

Для "крепостных миллионщиков" - то есть тех о которых Шкипер пишет : не абы как и не а бы кому, а лишь тем, кто был способен этой свободой воспользоваться во многих случаях выходить из крепостной зависимости было невыгодно. Потому что одно дело - платимть своему барину и совсем другое - ораве охочей по части сшибить деньгу бюрократии. Такой крестьянин шел на волю только если было необходимо резко изменить социальный статус. Барин для него был тем же , чем чем для бизнеса начала начала-середины 90-х гг. прошлого века стали бандюки всех мастей - "крышей". А "крыша" не только ставила утюг на живот и "на счетчик", она еще и решала проблемы. В том числе и с представителями государства.

Но большинство крестьян как были так и остались крестьянами на своих выделяемых общиной десятинах, с той же лошаденкой, несколькими коровами, плугом и без какой-бы то ни было значительной возможности улучшить свое положение. Их хозяйство как бы застыло в вечном балансе между "ничо, жить можно" и "п..ц особенно близок". Чтобы развиваться надобно иметь ресурсы , а ресурсы крестьянина в крепостном состоянии были крайне ограничены. Хочешь-не хочешь а на барина-отработай ( а сезон сельхозработ и так короток, свое бы поле успеть вспахать и при том не надорваться), государству положенное отдай, сына в рекрутчину- отдай. Не поразвиваешься особо. Богател тот кому везло, например - тот у кого из трех родившихся сыновей двое не умирали от соски из хлеба с лебедой.

При этом содержи барина - паразита, который уже крестьянам ничего не должен в плане честно помереть за них на поле брани. То есть представьте себе ситуацию - вы живете в частном доме и платите государству налог и "коммуналку" и хозяину за съем квартиры. И тут государство берет и выпускает УКАЗЪ, согласно которому вас переводят жить на коврик во дворе, но при этом вы продолжаете платить и государству все положенное, и хозяину за квартиру тоже вынь да положь. Абсурд, да? А вот Российская Империя по такому вот закону абсурда жила почти сто лет- обязанность дворян предоставлять населению услуги по защите от внешнего врага и государственному управлению упразднили, а вот обязанности крестьян их содержать - почему-то упразднить "забыли".

Ну и конечно Тимофей Тарлитович был впечатлен герценской катринкой о мужиках , стоящиз в день объявления "царской воли" у крыльца особняка и голосящих истошно "не выдай, барин, на волю не пойдет"

Вернемся в прошлое и зададимся вопросом - кто призывал к освобождению крестьян? Крестьяне? Ничего подобного - им и так было неплохо. Крупные землевладельцы? Снова мимо. Призывали к освобождению - разночинцы да мелкопоместные дворяне с двумя-тремя крепостными. И истоки этих призывов - в банальной зависти "чтобы не было богатых". Аналогичная проблема со свободой была в США в начале 60-х. Кто призывал к отмене рабства? Нищий Север! Рабам Юга отмена рабства особо и не была нужна - вспомните - "Мисс Скарлетт, мы домашние рабы..."

Хоть в последней цитате - но проговорился. Действительно - "домашние рабы". Крестьян вы не увидите в этой в этой толпе, вернее увидите - но только тпо названию "крестьян". Это "дворовые", особая категория, люди занятые регулярной работой на барина и барский дом. "Обслугу" то бишь. Вообще меня, честно говоря, пока я читал статью Тимофея в "Русском журнале" не оставляло ощущение, что почти весь текст написан про дворовых, на их матерьяле.

Крестьянину, по сути, требовалось лишь работать - все остальное решалось помимо него

Посудите сами - вы же не будете колошматить системный блок своего компьютера?

"Мисс Скарлетт, мы домашние рабы..."

Хотел Шкипер написать текст про великорусских пахарей - а получилось - про крепостных поваров, конюхов, псарей, лакеев и лесников. А у них были совсем иные проблемы, резко отличные от общекрестьянских. Это были люди посвятивие себя определенной специальности в рамках сферы обслуживания того времени. Связь с землей у них фактически уже была давно потеряна, причем ни в одном поколении. Это про них то самое объявление из учебника истории "продаются две девки 16 и 19 лет, кои умеют шить, мыть, гладить белье и готовить кушанье...". ". Крестьянина -пахаря без земли "продать" было нельзя, только "на вывод", то есть с предоставлением аналогичного по размерам надела.
Плач дворовых вполне понятен - и он не от ленности. Дворовые - "узкие специалисты", говоря современным языком. Все что они умеют делать - это обслуживать барина и барский дом. Свободой своей в пореформенной России они могли распорядиться одним-единественным способом - пойти и предложить свои услуги тому кто за них заплатит. А что делать когда старость придет? Выкинет тебя наниматель подыхать под забор - и все, Will you still need me, will you still feed me, whenI'm sixty-four?, как спел еще сто лет спустя Самый Розовощекий Битл. До появления таких вещей как "система пенсионного обеспечения" оставались еще как минимум лет тридцать рубки с полицией под красными флагами. Если человек не мог работать и его некому было содержать - то кроме как пойти в монастырь или лечь под забор и помереть у него просто не было вариантов. А вот "свой" барин по старой еще феодальной традиции и домик под конец службы справит, и на похороны рупь отпустит.

Но! проблемы дворовых не были проблемами всего крепостного крестьянства - это важно очень четко понимать. Те кто пахал на земле - были категорически "за" Реформу, поскольку им казалось что сбросив со своих плеч обязанности по содержанию помещика и забрав из помещичьего хозяйства общинные земли, они теперь-то заживут по-настоящему.
Увы, но получилось как и со многими российскими реформами - народ жестоко нае$%ли, подарив иллюзорную свободу (со статусом "временнообязанных, ага"), но не дав толком земли. Ей богу, при всем своем сволочизме и гнуси ельцинская демократия оказалась справедливее -"слуги народа" отобрали всю общенародную собственность пользу самопровозглашенных и назначенных хозяев, которые ее по-быстренькому пропили-разворовали и лишили оный народ средств к существованию, но уж квартиренки -то приватизировать и за собой сохранить позволили.

И нечего было Шкиперу разливаться мысью по древу:

Что же получила Россия в итоге отмены крепостного права? Резкую маргинализацию общества. Люди, за которых думали и принимали решения, оказались в одиночестве самостоятельности, один на один с упавшей на них свободой. Отсюда - поток людей в города, появление деревень и сел профессиональных нищих (в особенности в средней полосе), ослабление сельского хозяйства и развал общины… Человек, работаюший хорошо, но не знающий, как организовать свою работу - обречен скатываться вниз. А затем, обозленный изменением своего благосостояния не в лучшую сторону - идти под знамена тех, кто скажет - "я знаю, как надо".

Дело было ни в какой не "организации труда", до реформы община организовывалась сама, безо всякой помощи помещика. Барин, или его представитель в лице "немца-управляющего" вмешивался в процесс отработки барщины, но никак не в ведение хозяйства самими крестьянами.

Во-первых правительсво резко увеличило собираемый с "ревизской души налог". Деньги после поражения в Крымской войне требовались и немалые - поэтому нижние слои социалной пирамиды должны были оплатить очередной виток модернизации страны. С крестьян, фактически, не дав им толком обрасти жирком, начали сдирать кожу. Выиграли в ближней перспективе - зато проиграли всю Империю впоследствии.

Во-вторых - установили выкупные платежи в пользу помещиков за общинную землю. У крестьян очевидно после выплат повышенных налогов оставалось много денег - так почему же любимых паразитов лишний раз не подкормить.

В-третьих. Помещики тоже сами себя не обидили при перемежевании. Самые лучшие земли забирались "в имение", что по -плоше, а часто так и вовсе какое -нибудь болото - отдавалось крестьянам. Веди хозяйство, родный, да исправно богатей. На болоте. И выкупной платеж мне за него внести вовремя не забудь.
Расчет на самом деле был вполне понятен и подл. Он был направлен на сохранение status-quo любой ценой. Основная масса крестьян быстренько разорится, пауперизуется - и побежит наниматься в батраки помезкам чтобы совсем уж с голоду ноги не протянуть. А то ишь ты, мър у них, много о себе воображать стали.

Когда крестьян бунтовавшей с голодухе Самарской Губернии спросили - а "чой-то вы такие бедные", те честно ответили "о прошлом лете у нас пало 70 лошадей, да украдено за два года около 200 лошадей". Это при том, что большинство крестьянских дворов были однолошадными.

Не случайно, что новая волна крестьянских волнений, хотя и более слабая чем та что была в 1861 году (768 выступлений, обратите внимание те, кто поверил басне Шкипера о том, что "крестьянам свобода была не нужна"), прокатилась через десятилетие после Реформы, когда та дала первые "ягодки" в виде массового разорения обездоленных и государством и помещиками крестьян. С 1870 по 1875 - 128 крестьянских выступлений, большая часть связана либо с голодом, либо с межеваниями в пользу помещика.

Или в деревне куликовка той же Самарской Губернии - помещик г-н Масолов как раз и определил крестьянам болото. К моменту начала восстания (1874 год) из 160 дворов 130 жили сбором милости, потому что государство, давшее им свободу, описало за налоговые долги весь скот.
Крестьяне джае подали на Высочайшее челобитную, где говорили о том, что согласны платить все что государство с них истребует - но пусть им отчинят той землицы, которая хоть что-то может родить "если мы,приняв болото в надел ... то чем мы должны уплачивать правительству впоследствии долг этот? Ведь болото хлена родить не может?"

В деревню Куликовка прислали роту агрономов с розгами из 159-го Гурийского Пехотного полка, которые живо разъяснили "обленившимся" мужикам как сделать так чтобы и болото заколосилось.

Все это им "отлилось" в 1917-м.
Вместе с шароварами...
Tags: история, полемика
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author