pvt Joker (haeldar) wrote,
pvt Joker
haeldar

Categories:

Приобрел и посмотрел "Царствие Небесное"

А посему вновь открываю рубрику "Препарируем кино"

Если одной фразой - то красивая голливудская сказочка на околоисторическую тему с Мощным Рубиловом™. К реальной жизни имеет отношение весьма слабое.
Как водится ушлые голливудские сценаристы начисто опустили всю мистическую и множество политических претурбаций - а в них - самая суть. Аллах с ним, с Иерусалимом, но весь христианский мир до сих пор, думается мне, должен быть благодарен Ги де Лузиньяну за его дурную привычку использовать Истинный Крест в качестве полкового штандарта


Град Божий был взят штурмом в 1099 году. Всю красоту победы "божьего воинства", правда, при этом подпортила варварская резня всех не успевших унести ноги из Иерусалима мусульман. После этого безусловно знаменательного события установился некоторый статус-кво: христиане сидели за стенами укрепленных городов, таких как Акра, Яффа, Тир и Крак, а на остальной территории Святой Земли сарацинские банды творили что хотели. Проблема заключалась в том, что рыцарское войско было крайне зависимо от источников воды и пищи, в то время как у сарацин были большие проблемы с единоначалием. Одним словом, "война" протекала на уровне столкновения шаек и банд по 50-200 человек и все при этом были до крайности довольны друг другом.

Второе поколение крестоносцев, пришедшее на смену штурмовавшим Иерусалим, состояло отнюдь не из искателей Царства Божия, а , напротив, из многочисленных баронов, одержимых одним стремлением: не считаясь со средствами, нахватать земель и набить мошну. Одним из типичнейших представителей этой категории крестоносцев был Рене де Шатильон, он же Рейнальд Шатильонский. Утверждение Истинной Веры в Святой Земле он начал с того, что соблазнил вдову графа Антиохийского и добился того, что стареющая прелестница вручила ему ключи от всех своих владений, после чего Рейнальд бросил ее и женился на владелице замка Крак. Его лучший друг был ему под стать - Жерар Де Ридефор, мошенническим образом избравшийся в гроссмейстеры тамплиеров и приохотивший рыцарей ордена к грабежу караванов и мирного населения. Замыкал эту "несвятую троицу" выдающийся даже по своим веселым временам негодяй - патриарх Иерусалимский Ираклий, любовница которого - известная всему Святому Городу шлюха получила от местных остряков прозвище "патриархессы". Вот эта теплая компания, собственно, и довела Иерусалимское королевство франков до окончательного цугундера.

Короля звали Балдуин IV и он действительно, едва ли не с малолетства был болен проказой, вследствие чего в истории и закрепился под именем le roi Mezel - то есть "прокаженного короля". Более, помимо этого факта, он ничем не был знаменит. Регентом при Балдуине был поставлен граф Раймонд Триполитанский, человек действительно выдающихся качеств и подлинно рыцарского благородства (в фильме его зачем-то обозвали Тиберием).
Тем временем некий визирь при Египетском халифе сместил втихую с престола последнего из окончательно впавшей в ничтожество династии потомков Али и стал султаном Египта и Сирии. Визиря зваль Салах-ад-Дин. Все действующие лица, таким образом, вышли на сцену.
Балдуина IV даже хватило на то, чтобы прописать в 1178 году армии Салах-ад-Дина чего следовало при Аскалоне, причем так, что будущему Мечу Пророка пришлось спешно удирать с поля боя на верблюде в гордом одиночестве. Однако больше того короля ни на что уже не хватило, тем более что с возрастом он стал понемногу слепнуть. Под давлением со стороны иерусалимских "ястребов" он вынужден был назначить регентом еще одного выдающегося проходимца своего времени - Ги де Лузиньяна, но тот вскоре проявил себя, то что называется, во всей красе и торжественно отпраздновал труса, отказавшись с 1300 рыцарей и 20 000 пехоты атаковать войско Салах-ад-Дина, занимавшееся разграблением Галилеи. Уникальный шанс был упущен и даже возвращение регентства графу Триполитанскому положения спасти не могло. В довершение общей неразберихи Балдуин IV отрекся и возложил корону на голову пятилетнему дитяте Балдуину V, бывшему сыном Сивиллы от ее второго брака с маркизом Монферратским (у нее помимо Ги де Лузиньяна вообще -то хватало мужей и все они как-то... не заживались на этом свете, что ли.). Король Балдуин, которому к тому моменту уже давно на кладбище прогулы ставили, наконец-то умер, а вскоре умер и его племянник (судя по всему, ему, разумеется, помогли с этим делом) и на престол в Иерусалиме взошел Ги де Лузиньян. "Ястребы", во главе с Рейнальдом Шатильонским получили долгожданную свободу действий.

В апреле 1187 года произошли разом два события, благодаря которым священный город, в конечном счете, пал. В первом был повинен Раймонд Триполитанский, ухитрившийся по наивности и доброте душевной сообщить Жерару де Ридефору о томи, что он предоставил во исполнение условий мирного договора, сыну Салах-ад-Дина Малику -аль-Афдалу и его семитысячному отряду право прохода через его владения. При этом было поставлено условие о том, что мусульмане должны пересечь земли христиан, не захотя в города и селения, между рассветом и закатом. Храмовник в поисках личной славы, естесственно, забыл о таких мелочах как святость договоров и напал на лагерь мусульман в районе Крессонского озера во главе отряда состоявшего из 90 тамплиеров и 10 госпитальеров. Результат сей эскапады был вполне предсказуем - армия Афдала окружила горстку рыцарей и те , кто остался после этого в живых позавидовали мертвым - им поотрубали головы, после чего с этими головами на пиках сарацины продефелировали под стенами Тиверии, а затем мирно удалились (до заката, как и было обещано). Гроссмейстер тамплиеров де Ридефор с тремя рыцарями слинял с поля боя сразу же, как только понял, что дело пахнет совсем не славой, а керосином.
Второе событие в фильме отражено , да не так. В том же злополучном апреле, в замок Крак примчался "сексот" из числа местного населения и сообщил о богатом караване паломников, мирно бредущем в сторону Мекки. Рейналдьд де Шатильон не был бы Человеком с Шилом в Жопе, если бы не воспользовался добычей, которая идет прямо в руки. Увы. помимо золота и пряностей, в руках барона-рабойника оказался и casus belle, в лице сестры Салах-ад-Дина. В фильме ее играет девушка в стиле "вах, отвернысь, апелсын дам", а хронисты описывают ее как "деву столь прекрасную, что соловьи забывали о розе, чтобы песнями своими воспеть ее совершенство". Будь у Рейнальда чуть поболе серого вещества он бы осознал, что девушку неплохо бы и вернуть, тем более что встревоженный развитием ситуации Гвидо отдал такой приказ - но сияние Сказочно Богатого Выкупа™ выжгло у несчастного последние остатки разума. А Салах-ад-Дин был не из тех, что прощают подобные проколы. Он поклялся, что своей рукой обезглавит Рейнальда и собрал для этой цели войско в 80 000 сабель и 27 мая выступил в поход. 2 июля мусульмане заняли и дотла спалили Тивериаду, от которой уцелела только цитадель.

В ответ король Гвидо собрал под свои знамена 15 000-ю армию, для поднятия духа которой он применил свой "неотразимый" PR-прием, о котором весь крещеный мир еще долго будет помнить и поминать последнего Короля Иерусалимского исключительно матом - а именно приказал патриарху Ираклию вытащить из церкви Гроба Господня Истинный Крест и сопровождать с ним войско. Больше эта святыня в Иерусалим не возвращалась. Авангардом командовал Раймонд Триполитанский, центром -король (там же находился и Истинный Крест), а арьергардом - герой сабжа, к тому времени уже закаленный в боях рубака Белиан Ибелинский.

3 июля 1187 года армия крестоносцев потащилась в сторону Тивериадского озера. Подобно Гитлеру Лузиньян уповал на "блицкриг" и рассчитывал пересечь пустыню менее чем за сутки. Дабы не замедлять движения своей армии, король решил не брать с собой тяжелые, запряженные волами водовозные телеги - это и стало причиной катастрофы. Гвидо Лузиньянский забыл элементарное правило, актуальное для маршей всех армий и флотов всех времен и народов - скорость движения армии или эскадры определяется скоростью самого медленного подразделения в его составе. Поскольку помимо рыцарей гвидо взял с собой еще и пеших лучников с копейщиками - 20-мильный переход "слегка затянулся", а фактически - превратился в сущий ад. Большего подарка Салах-а Дину король просто не мог сделать.
В фильме битва при Тивериадском озере показана блекло, всего лишь несколькими кадрами - а жаль. Покажи они ее поподробнее - изумительно сильные получились бы кадры. Тем более что в этом сражении, собственно, и полегла почти вся воинская элита Иерусалимского королевства. Постараюсь в меру скудных возможностей описать словами то что украл у нас голливудский сценарист.

Войско султана заняло позиции в районе Лувии и навстречу крестоносцами были высланы отряды легкой кавалерии. Они небольшими группами выскакивали из-за известняковых скал и засыпали издалека рыцарей стрелами. Сарацинские луки не отличались ни дальностью прицельной стрельбы, ни пробивающей способностью - да и особой нужды в том не было. Цель у этих вылазок была одна - всячески затормозить продвижение крестоносной армии, заставив ее каждый раз останавливаться для боя , смешивая при этом ряды. Жар солнца в сочетании с белыми утесами от которых отражались палящие лучи, превращали ущелье в подобие гигантской печки, а запасы воды в личных флягах были на исходе. Поскольку король Гвидо от большого ума упустил возможность сделать небольшой крюк и напоить свою армию у Туранских ключей, единственным источником воды было Тивериадское озеро, а доступ к нему преграждали 80 000 сабель Салах-ад -Дина. Мышеловка захлопнулась.

Как только армия крестоносцев вытянувшаяся по горным тропам гигантской змеей, начала выползать на раскаленное как сковорода плато, сарацины при помощи факелов и зажженых стрел подожгли заранее заготовленный хворост и под прикрытием огня и дыма принялись поливать христианское войско стрелами практически в упор. Рыцари пытавшиеся прорваться сквозь огненное кольцо были мгновенно изрублены, другие были взяты в плен и переходили в ислам в обмен на глоток воды. Один из новообращенных сказал Салах-ад -Дину , после того как ему обрили голову: "Повелитель наступай на них, ибо сейчас они уже все равно что мертвые" .
С высокого плато франкам была отчетливо видна сверкающая всеми переливами гладь Тивериадского озера, однако видна была также и преграждавшая путь к нему армия Салах-ад-Дина. Раймонд вспомнил о том, что к северу должнен был находиться еще один источник воды и попросил у Ги де Лузиньяна разрешения прорвать строй мусульман об этом направлении. Один из переметнувшихся рыцарей выдал этот план и Салах-ад-Дин направил к участку предполагаемого прорыва части отборной кавалерии од командованием Таки-ад-Дина, своего племянника. На том месте, где Иисус когда-то обращался к народу с Нагорной проповедью закипело ожесточенное сражение. Ценой огромных потерь Раймонду удалось прорвать мусульманский строй, далее следовало вводить в прорыв части центра и выходить из окружения, однако Гвидо, испугавшись за Истинный Крест приказал остановиться и присупить к разбивке лагеря. Той же ночью мусульмане обложили франков так, что даже кошка не смогла бы проскользнуть и всю ночь веселились, выливая в песок драгоценную воду на глазах у выставленных крестоносцами часовых.

4 июля король приказал возобновить продвижение к Источникам Хаттина. Узнав о том, что де-то впереди будет вода, многие пехотинцы оставили строй и бросились вперед. Практически все они были расстреляны в упор или изрублены саблями мусульманской кавалерии. Вслед за тем, конные сарацины снова атаковали самую дисциплинированную часть крестоносного войска - авангард Раймонда Триполитанского, однако там сообразили чем дело пахнет, встали плотным строем и выставили копья. Увидив сверкающие острия на уровне глаз лошади сарацинской конницы начинали пугаться и вставать на дыбы. Сарацинам пришлось идти в атаку пешими. Некий молодой мюрид прыгнул в центр строя крестоносцев и изрубил множество лучников, однако тут же пал, разрубленный пополам рыцарским "полуторником". Эта смерть настолько разъярила сарацин. что они бросилдись в яростную, но беспорядочную атаку и вскоре более или менее упорядоченный бой превратился в резню. В течение нескольких часов 200 рыцарей графа Триполитанского удерживали напор практически всей мусульманской армии, однако в конечном счете Салах-ад-Дин принял верное и остроумное решение - графа он ценил и уважал, а потому просто пропустил авангард к воде безо всякого сопростивления, после чего сарацинский строй вновь сомкнулся перед армией Ги де Лузиньяна, участь которой была фактически решена. Центральная часть крестоносного войска откатилась вверх по Тивериадскому плато, оставляя за собой трупы, раненых и умирающих.

Исход сражения был решен Таки -ад-Дином - тот с избранным отрядом конницы пробился через строй франков, зарубил епископа Акры и ухватил Истинный Крест, после чего проскакал обратно, высоко поднимая свой трофей. Дух крестоносной армии сиим зрелищем был добит окончательно. Сарацины устремились на опустившую оружие армию и перебили большую часть христиан - в живых остались лишь 200 рыцарейи 1000 пехотинцев. На залитом кровью поле Салах-ад-Дин в лучших традициях тут же расстелил мирхаб и воздал хвалу Аллаху Всемилостивому и Милосердному.

Далее имела место знаменитая "сцена в шатре". VIP-пленников, среди которых были сам Ги де Лузиньян, его брат Жофруа, Жерар де Ридефор, Бернар-епископ Лидды, и Рейнальд Шатильонский, привели в шатер Салах-ад-Дина. тот решил проявить благородство по отношению к мучимым жаждой рыцарям и приказал принести чашу фруктового шербета со снегом. Однако когда король. сделав несколько жадных глотков, передал чашу Рейнальду , султан заметил:
"Мне не нравится, что ты даешь ему пить из моей чаши. Этот проклятый не смеет пить в моем шатре без моего на то соизволения, иначе он сам подпишет себе смертный приговор" Рейнальд все-таки допил шербет и тогда Салах-ад -дин ворчливо заметил: "Сейчас ты пил последний раз в своей жизни"
Затем он спросил рейнальда , почему тот нарушил законы рыцарства, так громко провозглашенные франками, на что тот ответил: "-C'est la countume entre des princes et j'ai suvi le sentier battu (Так принято у князей, а я лишь следовал протоптанной дорогой)"

Салах-ад Дин попытался предоставить своему пленному последний шанс - сохранить жизнь, перейдя в ислам. Рейнальд отказался, после чего салах-ад-Дин собственноручно исполнил обещанное - взял саблю и отчекрыжил барону буйну голову. Голова была поднята на пику и пронесена по всем землям "в знак победы Аллаха над неверными".

Событьия после битвы при Тивериадском озере развивались со скоростью курьерского поезда. 7 июля капитулировала тиверия, 10 июля -Аккра, затем пали Яффа и Назарет, чуть позже - Саффурия, Кесария и Хайфа, потом-Наблус, 29 июля пал Сидон, 9 августа - Бейрут. Устоял перед мусульманами лишь Тир - благодаря своевременно подошедшим с моря подкреплениям графа Конрада де Монферра. Салах-ад-Дин снял осаду и 5 сентября принял капитуляцию Акселона. 19 сентября мусульмане обложили Иерусалим. обороной которого действительно командовал Белиан Ибелинский.

Эпизод с обороной Иерусалима выставляет благородного Салах-ад-Дина, прямо скажем, - не в лучшем свете, как и многих других участников событий. Белиан хорошо подготовился к осаде и даже пустил на монеты все заолото из Часовни гроба Господня. Султан предложил капитуляцию - но жители отказались, заявив, что не уступят города в котором Иисус принял смерть. Многие из них после этого прямым ходом отправились из земного Иерусалима в Небесный в результате многочисленных штурмов. Саперы Салах-ад-Дина селали подкоп и расшатали укрепления между воротами Иосафа и воротами св. Стефана. Среди прочих бед был раскрыт заговор иерусалимских православных греческого и сирийского происхождения, которым до того надоели их католические "единоверцы", что они были готовы открыть ворота армии султана. В отчаянии Белеан несколько раз просил о перемирии , но Салах-ад-Дин помнил о своей клятве разрушить стены города и перебить все население, если оно не сдастся с первого раза. Только после угрозы Белеана сжечь город вместе со всеми святынями и за огромный выкуп (10 червонцев за мужчину, 5 за женщину и 2-за ребенка) Салах -ад-Дин согласился отпустить христиан с миром к ихней шайтановой бабушке на все четыре стороны. Остатки защитников во главе с последней королевой Иерусалима - нашей неугомонной Сибиллой, на следующий день покинули город.

Никакого массового "приема в рыцари" иерусалимской черни и пехотинцев не было, да и быть не могло - Белеан не мог настолько грубо нарушить жесткий сословный кодекс.
Вообще многое из того, что показано в фильме - красивый домысел сценариста, но не более. Историческая правда обычно не рядится в столь яркие одежды. Она такая, какая она есть.

Не понравился Орландо Блумыч , рожу которого, по всей видимости нам придется созерцать теперь едва ли не в каждом голливудском околоисторическом "рубилове". Салах-ад -Дин вполне адекватен: "Что для тебя Иерусалим?- Ничто!" - очень поравилось.
Очень смешно смотрелось построение рыцарей типа "сиськи" при атаке на, как минимум, в пять раз превосходящие кавалерийские силы сарацин.
Так и не понял, чем таким загадочным Салах-ад-Динова артиллерия шарашила по Иерусалиму. По мощности напоминало "Катюшу", честно говоря.
Вообще создалось такое впечатление что часть осадных орудий и башен вкупе с остальными декорациями пригнали в Святую Землю прямиком из-под стен Минас-Тирита, да и сама сцена осады до боли напомниает... что -то знакомое по третьей части ВК
Такой тошноты как "Троя" и "Король Артур" данный фильм все равно не вызывает. Фоннатам блааародного рыцарства рекомендуется категорически к просмотру.
Всем привет.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author