April 28th, 2009

собакен яйцен

По памятнику -последнее

Весна, граждане, вступила в свои права. Что автоматически означает обострение у шизофреников активности.

Ну а теперь конкретика. Информация пришла от Ламма (через третьих общих знакомых, ага). Информация о восстановлении "Плитки Паннвитца" рассылается по ЖЖ куй знает кем, с левого ящика, судя по всему, специально заведенного для этой цели. Никакого восстановления плитки в реальности не будет и не планировалось. Сам Ламм занят сейчас тем что всюду бегает с опровержениями. Идея устроить 2-го мая посиделки с ОМОНом - тоже не его.

Вывод - 2 мая все сидят на попе ровно, ничего не будет.

Если я когда нибудь встречу Армена, о господе, Сумбатовича Гаспарянца - я , скорее всего, буду долго беседовать с ним о блаженном Августине. Возможно даже ногами.

Потому что профессиональных провокаторов надо топить в унитазе - такое мое будет мнение.

Доступный институт профессиональных бухгалтеров. Институт профессиональных бухгалтеров сайт.
жид для росжига

У нас новый цикл Мухина

Михаил Мухин "Почему распался СССР?"

Известно высказывание «Лицом к лицу лица не увидать». С точки зрения историка в этом есть своя логика – излишняя хронологическая приближённость исследователя к предмету исследования имеет как свои плюсы, так и минусы. Источников по истории рассматриваемых процессов и феноменов вроде и много, но практически все они политически ангажированы, а те, которые теоретически должны быть политически нейтральны – малодоступны. Запредельная политизированность тематики вынуждает исследователя постоянно быть готовым к отражению нашествия очередной генерации борцов против кровавогорежима/очернителейвеликойстраны; каждый читатель, опираясь на свои собственные воспоминания, как дважды два докажет, что «всё было не так»
КРАТКОЕ ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ЛЮБЕЗНОМУ ЧИТАТЕЛЮ

И первая статья:

Трагизм ситуации заключался в том, что в момент, когда надо было принимать стратегическое решение – по какому из двух путей двигаться, победила третья точка зрения – ничего не менять. Тот самый верхний эшелон истеблишмента принял самое страшное (для страны в целом), самое самоубийственное решение – оставить всё как есть. Сложившаяся система советских «хозяйственников», в целом, устраивала. В её рамках они знали «правила игры», границы дозволенного и – уже – занимали командные высоты. Реформа – что «по-глушковски», что «косыгинская» – грозили эти правила изменить, а означенные высоты передать в другие руки. Это была угроза близкая и понятная. А стратегическое отставание от Запада, и – что страшнее – нарастание этого отставания – виделись некими отвлечёнными умствованиями яйцеголовых референтов, которые, небось, сами на нагретые места метят. Вот именно в этой позиции – на наш век хватит, зачем что-то менять, если я уже министр, «мы академиев не кончали» – и заключается, на мой взгляд, суть Застоя. Застой – это не шепелявый выговор больного человека, которого в очередной раз заставили выйти на трибуну, это не программа «Время» по обоим всесоюзным каналам и уж разумеется, это не преследования «самиздатчиков», о существовании которых не подозревало 99% населения СССР. Это отказ от развития в пользу сытого сегодня. Причём от развития страны в целом отказались считанные сотни советских чиновников высшего эшелона. И разумеется — в пользу своего персонального «сытого сегодня».

ПАРА СЛОВ О ЗАСТОЕ или ЧТО СОБСТВЕННО «ЗАСТОЯЛОСЬ»?


Велкам, короче. Малышев, советские компьютеры, проект ГСВЦ академика Глушковского, НПО и прочее