pvt Joker (haeldar) wrote,
pvt Joker
haeldar

Category:

Сталин, Мехлис и РЛО - часть 2

Троцкий и позднейшие троцкисты, плоть до того же Дейчера, ничуть не кривили душой, когда говорили что свой мобилизационный проект Сталин аккуратно "срисовал" у Льва Давыдыча, о том что связка "коллективизация + индустриализация" - это примерно то, что предлагал Троцкий в 25 году, в те дни, когда Сталин блокировался против него с "правой оппозицией".

Но Сталин добавил к этому проекту то, что никогда не пришло бы в голову Троцкому. Он принципиально изменил понятие "советский патриотизм", сделав его массовым . 4 февраля 1931 года, выступая на Всесоюзном съезде работников социалистической промышленности, Сталин произносит еще одно слово, ранее немыслимое в большевистском лексиконе - отечество.
Нет, не в значении "отечество мирового пролетариата" или "отечество революции", а именно в том , забытом, "старорежимном" смысле, но на новый лад:

В прошлом у нас не было и не могло быть отечества. Но теперь, когда мы свергли капитализм, а власть у нас, у народа,-у нас есть отечество и мы будем отстаивать его независимость. Хотите ли, чтобы наше социалистическое отечество было побито и чтобы оно утеряло свою независимость? Но если этого не хотите, вы должны в кратчайший срок ликвидировать его отсталость и развить настоящие большевистские темпы в деле строительства его социалистического хозяйства. Других путей нет. Вот почему Ленин говорил накануне Октября: "Либо смерть, либо догнать и перегнать передовые капиталистические страны".

Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут.


http://www.hrono.ru/libris/stalin/13-18.html

Да, да, это та самая знаменитая речь, на основе которой кто угодно пытался потом доказать что угодно. В частности, Кожинов, цитату которого мне приводили в комментариях к 1-й части поста, тыкал в другой абзац той же самой речи и утверждал, что в те времена Сталин и партия еще не отказались от русофобской риторики. Ну и Аллах с ним. Мы же отметим главное - пусть неявно, в скрытой форме, но в то же время совершенно четко Сталин ставит знак равенства между понятиями "отечество" и "наша страна", а это уже совсем другое понимание патриотизма.

"Всесоюзный староста" Калинин конкретизировал: "все население пропитать советским патриотизмом, чтобы каждый гражданин Советской республики, встретившись с гражданином капиталистической страны, всегда чувствовал внутренне превосходство: я - гражданин Советской республики".

Еще одной вехой "нового поворота" стало письмо Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция" "О некоторых вопросах истории большевизма", являвшееся ответом на статью Слуцкого "Большевики о германской социал-демократии в период ее предвоенного кризиса". Наведенная критика была и в самом деле разгромной (Слуцкого ИВС весьма больно припечатал "за троцкизм"), но, среди прочего, прослеживается абсолютно еретическая с точки зрения идеологии того времени и марксизма, как такового, мысль Сталина об идейном первенстве русских в мировом революционном движении (до этого русской революцией, конечно же, гордились, но считали что "так получилось по стечению обстоятельств").

Но вот вопрос: могли ли русские большевики осуществить раскол со своими оппортунистами и центристами-примиренцами задолго до империалистической войны (1904–1912 гг.), не ведя вместе с тем линию на разрыв, линию на раскол с оппортунистами и центристами II Интернационала? Кто может сомневаться в том, что русские большевики считали свою политику в отношении оппортунистов и центристов образцом политики для левых на Западе? Кто может сомневаться в том, что русские большевики всячески толкали левых социал-демократов на Западе, в частности левых в германской социал-демократии, на разрыв, на раскол со своими оппортунистами и центристами? Не вина Ленина и русских большевиков, если левые социал-демократы на Западе оказались не созревшими к тому, чтобы идти по стопам русских большевиков.

Со времени выхода в свет брошюры “Что делать?” прошло 30 лет. Никто не смеет отрицать, что события за этот период блестяще подтвердили слова Ленина. Но не следует ли из этого, что русская революция была (и остается) узловым пунктом мировой революции, что коренные вопросы русской революции являлись вместе с тем (и являются теперь) коренными вопросами мировой революции?

Не ясно ли, что только на таких коренных вопросах можно было проверить по-настоящему революционность левых социал-демократов на Западе?

http://grachev62.narod.ru/stalin/t13/t13_17.htm

То есть русская революция, произошедшая в "отсталой" (по Марксу и по уровню индустриального развития) стране вдруг заявляется в качестве мерила всего мирового революционного движения.... Выводы можете делать сами.

Свой вклад в "патриотический поворот" также внесла организация, от которой такого фортеля менее всего ожидали. Ага, правильно, Коминтерн. Начиная с 33 года ИКИ в полном составе рефлексировал на тему того, почему в Германии левые "слили" вчистую национал-социалистам и что теперь с этим делать. Уж не знаю, сам ли сделал сооветствующий вывод Димитров, или ему все-таки Сталин "подсказал", но в своей "инагурационной речи" на VII Конгрессе Коминтерна свежеиспеченный "генсек мировой революции" выдал нечто совершенно невероятное:

"Мы, коммунисты - непримиримные принципиальные противники буржуазного национализма во всех его разновидностях, но мы не сторонники национального нигилизма и никогда не должны выступать в качестве таковых."

Предлагаю остановиться и немного потеоретизировать. Многие исследователи связывают сталинские попытки организовать "русское возрождение" в начале 30-х с двумяч факторами - с необходимостью идеологического обеспечения "нового курса" на построение социализма в "отдельно взятой" (Троцкий предлагал на самом деле примерно то же самое, только не называл это "построением социализма"), и с победой коричневых над красными в Германии, казавшейся до того момента наиболее близкой к революции европейской страной. Безусловно эти факторы тоже оказывали влияние, но было ли оно определяющим?

Во-первых в 33-34 году среди левых (и не только среди них, кстати) царила всеобщая уверенность в том, что Гитлер пришел к власти случайно, "на гребне волны" экономического кризиса и что вся его "возрожденная Германия" обанкротится в течение 2-3-х лет. Эти иллюзии кончились только в 35-36 гг, на эту тему могу отослать к книгам Эрнеста Генри "Гитлер над Европой" и "Гитлер против СССР", где он подобные взгляды разносил в пух и прах. Там же, кстати говоря, значительная часть первой книги была посвящена доказательству интернационалистического характера нацизма , вплоть до введения в оборот термина "коричневый Интернационал". Отличие его от красного, по мнению Генри, заключалось в связанности ультраправых колонн в разных странах, в первую очередь, не на уровне идей, а на уровне интересов трансевропейского крупного финансово-промышленного капитала. В качестве "головы спрута" у Генри фигурирует Тиссен и промышленные консорциумы Рура, стремившиеся к доминированию на мировых рынках через установление тесных политических и экономических связей гитлеровской Германии с другими странами "победившего фашизма". На втором этапе предполагалось нанесение удара по СССР, сопровождающегося силовым отделением Украины, после чего "марионеточная незалэжность" должна была стать сырьевым донором Рура. Удивительно, но концепция "фашистского интернационала" ( как и любая другая она была не без огрехов, конечно ) послевоенными историками была единодушно похоронена вплоть до 90-х, а из пропагандонов первым о том, что в "30-х годах Европа была больна фашизмом" по-моему вообюще сказал Э. Лимонов.

Сам по себе фашизм при этом пришел к власти гораздо раньше всех этих событий, но никаких далеко идущих выводов коммунисты всех стран в тот момент не сделали. Настоящий фашизм все-таки отличался довольно умеренной националистической риторикой, куда больше в нем было футуризма и этатистских идей, завязанных на апелляции к "героическому прошлому" в лице Римской империи и корпоративизм - для масс, и на "антигуманистическую" философию "черных рубашек" - для "своих". При этом фашизм был принципиально антибуржуазен и его теоретики и пропагандисты целили в мещанских слоников и канареек ничуть не хуже нашего Маяковского.

Так что никакой, повторяю, никакой "национал-рефлексии" что у наших, что у европейских левых по поводу Муссолини не случилось. Что же касается начала 30-х, то, как мы видим, Сталин задумал свой "русский разворот" еще в 31 году, когда приход Гитлера к власти был далеко не очевиден. Если судить по такому источнику, как доклады наших краскомов, посещавших секретные немецкие военно-учебные заведения и маневры рейхсвера - национал -социализм был , конечно, популярен в младшем и среднем звеньях командного состава, но именно с точки зрения реваншизма и его общего "антиверсальского" настроя. Нацизмом германская армия в начале 30-х совершенно не "болела", исключая традиционное "пруссачество". Некоторая часть военных (в основном - бывших, а не действующих) активно участвовала в СА, да и только. Немецкие рабочие (а НСДАП недаром включила в свое название букву А) делили свои симпатии между нацистами и коммунистами, в самой нацистской партии было немало "бифштексов" - то есть "коричневых снаружи, а красных изнутри", пошедших за Геббельсом, Рэмом и Штрассерами. И НСДАП и германское общество в целом, во время кризиса находились в состоянии "неустойчивого баланса" и "коричневый поворот" был лишь одним из вариантов, что прекрасно понимал в том числе и Сталин. Другое дело, что коммунисты в Москве и Берлине в равной степени не переваривали германскую социал-демократию, памятуя о "кровавой собаке Носке" и прочих безобразиях 18 года, что автоматически исключало любые варианты "народного фронта". Вся надежда была на вменяемую часть правых и Гинденбурга, но те уже давно стали "партией слива" и откровенно готовили сдачу Гитлеру всего и вся. По крайней мере деятельность правительства фон Паппена в ином ключе воспринимать сложно.

Так что начало сталинского "русского возрождения" и нацификация Германии - это два разных, не связанных друг с другом процесса, что бы там не утверждал Троцкий впоследствии. Вот мысль насчет идеологической артподготовки перед "великим переломом" - она гораздо ближе к истине, но скорее можно сказать что и сам "перелом" и "националистический поворот" были равноправными частями единого процесса. Будучи сугубым этатистом Сталин не мыслил социализма без сильного государства, а сильного государства - без "стержневой нации", а в роли таковой в СССР могли выступать ТОЛЬКО русские. Демонстративный отказ от национал-патриотизма, декларировавшийся левыми на протяжении 20-х, иногда даже вопреки Ленину, мог привести к распаду созданной большевиками федеративной общности. Без создания сильного, индустриального государства, сценарий Генри с отколом Украины и других республик выглядел уж слишком реалистичным и избежать его можно было только превратив СССР в "русский СССР".

Но даже начав "национальный поворот" партия все же опасалась появления "разрушительного" русского национализма вне собственных идеологических конструкций, о чем свидетельствует, например, начатое в 33 году "Дело славистов", когда за причастность к " фашистской Российской национальной партии" было арестовано около сотни ученых, в основном - филологов, а преподавание славяноведческих дисциплин в ВУЗах было фактически прекращено и возобновилось только во время войны. А в 45 году Сталин уже открыто называл себя "славянофилом-ленинцем".

При этом сам "русский поворот" продолжал развиваться независимо от репрессий против мифических "русских фашистов". 1933 год поставил точку в спорах о языке. Марристов с их ересью Сталин пришибет интеллектом значительно позже, уже после войны, а пока на повестке дня стоял вопрос о подавлении космоглотистов - сторонников "всемирного языка" и "космоглифистов" - сторонников единой письменности. С первыми к началу 30-х все было более или менее ясно, даже троцкисты склонялись к тому, что "языком пролетариата и советской экономики" может быть только русский, а вот со вторыми пришлось повозиться. Сторонников перевода письменности всех языков СССР на латиницу в СССР было хоть пруд пруди, и даже в 1932 году выходили книги с названиями вроде "Латинизация - орудие Ленинской национальной политики", хотя сам Ильич был категорически против любых поспешных решений в этом вопросе.

В 1933 году по чаяниям "латинистов" был нанесен весьма жесткий удар - высшие органы власти стали на-гора выдавать постановления и инструкции о переводе письменности советских народов на кириллический алфавит - "туши свет, сливай воду". Марру и марристам тогда удалось отстоять грузин и армян, но при этом он получил "втык" от Калинина - "вы провалили унификацию письма в СССР". Окончательное закрепление победы над "латинистами" началось только в 1935 году с постановления Президиума ЦИК о переводе на кириллицу письменности народов Севера. 13 марта 1938 года было издано совместное постановление СНК и ЦК ВКП(б) "Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей" и вопрос о языке, таким образом, тоже был закрыт окончательно. 7 июля "Правда" провозгласила русский "международным языком социалистической культуры, подобно тому, как латынь была международным языком верхов раннего средневековья ". Аллес, привет товарищу Троцкому.

Борьба за историю

Настала пора расчищать авгиевы конюшни за школой Покровского. За 20-е годы национал-нигилисты успели разгромить отечественную историю не только как концепт, но и как учебную дисциплину, но без "исторического культуркампфа" все остальные заигрывания Сталина с национальной темой были обречены на провал. В марте 1933 года была созвана комиссия при Наркомпроссе по выработке нового учебника истории СССР, но работала она без всякого успеха. Представленные на конкурс варианты были выдержаны в худших традициях "покровчества", например в работе группы Минца, более или менее адекватной в отношении ПМВ, революции и Гражданской, деятельность Минина и Пожарского, Переяславльская рада, собирание Москвой русских земель и тп. преподносились как "контрреволюционные" события. 8 марта 1934 года было созвано совещание историков на котором были приняты резолюции о разрыве с "социологизаторством" и переходом к "прагматической истории". Кажется Сталин тогда сказал что "Нам нужен свой, большевистский Илловайский" (автор учебников по которым учились с 1860-х годов все российские гимназии).
15 мая 1934 года, когда конкурс на учебник был еще весьма далек от завершения, вышло постановление СНК и ЦК "О преподавании гражданской истории в школах СССР", которое не только возвращало историю в школу, но и восстанавливало исторические факультеты в МГУ и ЛГУ. 9 июня 34 года ЦК ВКП(б) принял дополнительное постановление "О введении элементарного курса всеобщей истории и истории СССР в начальной и неполной средней школе". В 1937 году был , наконец, найден и подходящий учебник - краткий курс истории СССР для 3-4 классов Московского Государственного Педагогического интитута под редакцией Шестакова, рассматривавший историю СССР как переемственную по отношению к российской истории в целом. Этот курс был принят за основу для будущего учебника, в его доработке участвовала комиссия под руководством Жданова, в которую входили такие титаны советской исторической науки как Греков, Дружинин и Бахрушин. Одновременно было подготовлено переиздание курсов русской истории Ключевского и Платонова.

За Родину!

9 июня 1934 - особый день в истории "русского поворота". Именно в этот день "генеральная линия" окончательно размежевалась по "национал-патриотическорму вопросу" с левыми и троцкистами. Передовица "Правды" вышла с абсолютно немыслимым заголовком "За Родину!" , реабилитируя слово, которое ранее ассоциировалось исключительно с белогвардейцами (в отличие от "отечества", которое у пролетариата все-таки было). Другие страницы газеты извещали население СССР о постановлении ЦИК, согласно которому раздел особо тяжких государственных преступлений в УК отныне дополнялся статьей "За измену Родине" , сулившей самые тяжкие кары как самому изменнику ("вышка"), так и членам его семьи, которые знали, но не донесли (5-10 лет). Сказать, что среди оппозиции и бежавших зарубеж меньшевиков такой оборот событий вызвал настоящую бурю - значит ничего не сказать. Вот например - что будут защищать массы советских людей, случись им вступить в войну - некий кусок земли примерно равный 1/6 суши, или все-таки завоевания революции и социалистический образ жизни? Если "национал-патриотизированный" СССР вступит в схватку с крупнейшими мировыми державами - поможет ли ему пролетариат западных стран, если у него будет на вооружении "зоологический патриотизм" Российской империи чуть-чуть "подновленный красненьким", или опять все получится как в 1914-1917? Вопросы-то были далеко не праздные на самом деле. У людей, собиравшихся жить в " мировом союзе коммун" , произошедший патриотический поворот не мог не создать впечатления начала контрреволюции в СССР. Троцкисты также были уверены в том, что "отказ от мира" и переход к самоизоляции внутри границ СССР ведет к неизбежному краху.

В "борьбе за историю" Сталин не пощадил даже "отцов-основателей".Когда в июне 34 года в журнале "Большевик" собрались опубликовать переведенную Адоратским статью Энгельса "Внешняя политика русского царизма", Сталин написал письмо в Политбюро в котором всячески отговаривал от этой публикации - нельзя, дескать "переносить внешнюю политику царизма на русский народ". В этом письме кстати имела место вполне здравая мысль, которую не худо было бы усвоить и нынешним историкам - о том что нельзя судить прошлое мерками настоящего:

Я уже не говорю о том, что завоевательная политика со всеми ее мерзостями и грязью вовсе не составляла монополию русских царей. Всякому известно, что завоевательная политика была также присуща - не в меньшей, если не в большей степени - королям и дипломатам всех стран Европы, в том числе такому императору буржуазной формации, как Наполеон, который, несмотря на свое нецарское происхождение, с успехом практиковал в своей внешней политике и интриги, и обман, и вероломство, и лесть, и зверства, и подкупы, и убийства, и поджоги.

Понятно, что иначе и не могло быть.

Видимо, в своем памфлете против русского царизма (статья Энгельса - хороший боевой памфлет) Энгельс несколько увлекся и, увлекшись, забыл на минуту о некоторых элементарных, хорошо ему известных, вещах.


http://www.hrono.ru/libris/stalin/14-22.html

Одним словом, "Все себя плохо вели" и нечего теперь на русский народ грязь лить.

Заодно Сталин попинал Энгельса за ... немецкий национализм (соотечественники основоположника дружно выдохнули). Имя Маркса при этом нигде не называлось, но начался процесс тайного изъятия из канонического корпуса текстов наиболее русофобских вещей вроде "Разоблачения дипломатической истории XVIII века"

Новая Конституция 1936 года фиксировала произошедшие изменения. Во-первых в ней уже четко фиксировалось сужение "Отечества" до реальных границ СССР и отказ от будущего "мирового союза коммун", во вторых с легкой руки Сталина была проведена некоторая национал-унификация, в рамках которой было четко определено, что в СССР проживают около 60 "народов, национальных групп и народностей", хотя по данным переписей их было как минимум в три раза больше. Всем прочим нацменьшинствам фактически предалагалось присоединиться к более крупным группам.
В будущем предполагалось, безусловно, создание на базе СССР единой наднациональной общности (иначе объяснить политику "стирания различий" довольно трудно). Главную роль в ней по мысли архитекторов сталинского "национального поворота" должны были играть русские.

В том же 1936 году в "Известиях" начинается организованный новым главвредом Мехлисом "бухаринский погром", в основном - по поводу "нации Обломовых" и прочих бухаринских "трендов" :

"Народ который дал миру таких гениев, как Ломоносов, Лобачевский, Попов, Пушкин, Чернышевский, Менделеев, таких гигантов человечества, как Ленин и Сталин, - народ, подготовивший и свершивший под руководством большевистской партии Октябрьскую революцию, такой народ называть "нацией Обломовых может лишь человек, не отдающий себе отчета в том, что говорит...
Трудящиеся всех наций Советского Союза на деле знают, какую огромную помощь им оказал великий русский народ. Они идут с ним рука об руку по одному пути, к одной цели"

"Правда" тоже боролась с национал-нигилизмом изо всех сил:

"Все народы - участники великой социалистической стройки - могут гордиться результатами своего труда; все они - от самых маленьких, до самых больших - полноправные советские патриоты. И первым среди равных является русский народ, русские рабочие, русские трудящиеся, роль которых во всей Великой пролетарской революции, от первых побед до нынешнего блистательного периода ее развития, исключительно велика...Наш великий народ, давший такие блестящие образцы борьбы за освобождение человечества...занимает почетное место в братской семье трудящихся всех стран...на его богатейшей истории будут воспитываться многие поколения борцов за мировой коммунизм".

В общем тут можно по идее и ставить точку. 1936-й год - вот момент окончательного размежевания с "национал-нигилизмом" 20-х. Вместо "народа, обязанного возместить неравенство" - "первый среди равных", вместо "кубла свинцовых мерзостей", в виде которого русскую историю представляла школа Покровского - учебник для всех борцов за мировой коммунизм. Однако обратите внимание - все эти тенденции существовали в национал-политике большевиков и 10 лет назад, просто они не были представлены столь явно. Еще раз процитирую Ленина:

Мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация тоже создала революционный класс, тоже доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм, а не только великие погромы, ряды виселиц, застенки, великие голодовки и великое раболепство перед попами, царями, помещиками и капиталистами

Так что 1936 год можно с полным правом назвать годом примирения большевиков с приведшей их к власти Русской революцией. Просто если в 20-е в той же партии было достаточно людей, отрицавших очевидное, то теперь Сталин в свойственной ему манере решил этот вопрос однозначно и коротко, руководствуясь теми цитатами Ленина, которые были ему наиболее созвучны.

Венцом этой политики стала оформившаяся в 1937 году идеологическая концепция русского народа как "старшего брата" в "семье советских народов". 30 декабря в "Ленинградской правде" вышла постулирующая статья Садовского "Старший среди равных":

"Когда русский народ поднялся во весь рост, свободолюбивый, талантливый, мужественный , справедливый, как всякий народ, несущий на своих знаменах свободу, он по-братски признан всеми другими народами СССР. Так браться, равные в дружной семье, отдают первенство старшему" ...

Начиная с этого момента уже можно говорить о сталинском "национал-большевизме" в полный рост и безо всяких оговорок. Безусловно концепция "старшего брата" не означала того, что СССР берет курс на построение национального государства и "дальний прицел" на создание единой общности "советского народа" по-прежнему сохранялся, а "старший брат" был обязан помогать "младшим" дорасти до своего уровня. Впрочем обратная помощь тоже подразумевалась, например в 42 году по Узбекистану ходила листовка со словами "Узбекский боец, немецкая гадина заползла в дом твоего старшего брата-русского, помоги ему... и тд". Однако эта "новая общность" уже совершенно определенно виделась большевикам как русская.

Ну вот на этом, пожалуй, действительно все. Можно было бы конечно написать и больше, но итак слишком многабукаф а рука бойцов рожать устала

Тезис о том, что к "русской теме" власть обратилась только с началом Великой Отечественной, из за спора на тему которого в журнале у soberminded в итоге и возник данный цикл, таким образом признается несостоятельным.

Если представить все этапы в виде схемки, то получится примерно следующее

20-е гг (интернационализм, национал-нигилизм, историческая школа Покровского, господство космоглифитов и космолингивстов)-----> размежевание с "буржуазным космополитизмом"-------> признание главенствующего положения русского языка в СССР---> рождение концепции " элитарного большевистского патриотизма"--->реабилитация понятия об "отечестве" (на стадии перехода к социализму у пролетария появляется отечество)---> бичевание "русского Обломова" и превознесение революционной части русского народа.
|
|
1929-1933 ("русский поворот") ----> критика Сталиным русофобских фельетонов Бедного и заявление о первенстве русского рабочего класса----> "У нас есть отечество"---> заявка на первенство русского большевизма в мировом рев. движении ---> Отказ Коминтерна от "национал-нигилизма".
|
|
1933-1936 ("преодаление 20-х") ----> расширение рамок "массового патриотизма" на всех граждан СССР---> Борьба со школой Покровского, начало перевода национальных алфавитов на кириллицу, отказ от космолингвизма, закрепление русского как "языка СССР" ----> Возвращение слова "Родина" и введение статьи за измену родине----> русский народ объявлен "первым среди равных"
|
|
1937- ("национал-большевизм") - концепция "старшего брата"
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author